Даже трудно представить себе, чтобы люди стали философствовать и в том случае, если бы не было смерти. Поэтому будет совершенно в порядке вещей, если мы дадим место специальному исследованию этого вопроса здесь, в последней главе самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное собственно не знает смерти; поэтому оно непосредственно наслаждается всем бессмертием природы, так как в ней сознает себя бесконечным. У человека вместе с разумом по необходимости является и ужасающая уверенность в неизбежности смерти. Но, — так как везде в природе каждое зло дается вместе с целебным средством или, по крайней мере, каким-либо вознаграждением за него, — та же самая рефлексия, которая дает нам знание смерти, помогает нам справиться с этим знанием, — помогает именно в тех метафизических воззрениях, которые утешают нас в этом и которые так же не нужны животному, как и недоступны для него. К этой цели главным образом направлены все религиозные и философские системы; следовательно, они — прежде всего противоядие, которое мыслящий разум выносит из своих собственных недр, чтобы противодействовать этой уверенности в неизбежности смерти. Но этой цели они достигают в очень различной степени; несомненно, что одна система религии или философии делает человека более способным, чем другие, спокойно смотреть в лицо смерти. Браманизм и буддизм, — которые учат человека смотреть на себя, как на первобытное существо, как на Браму, которому существенно чужды всякое возникновение и уничтожение, — принесут в этом отношении гораздо больше пользы, чем все учения, которые создают его из ничего и заставляют начинать свое бытие, полученное от другого, действительно с рождения. В соответствии с этим мы находим в Индии такое спокойствие перед смертью, о котором в Европе не имеют никакого представления. И, во всяком случае, очень сомнительное дело навязывать человеку, путем преждевременного обучения, недостаточные и несостоятельные понятия в таком серьезном деле и через это делать его навсегда неспособным к восприятию понятий более правильных и более состоятельных.

Проблема смерти в философии Шопенгауэра

О ничтожестве и горестях жизни…………………………………………. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа.

Познание, как утверждает Шопенгауэр, позволяет нам понять ничтожество жизни и победить страх смерти для отдельного индивида.

Небытие является основой для дальнейшего существования. Этот страх, данный нам априори лишь обратная сторона нашей сущности.

Шопенгауэр Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Смерть - поистине гений-вдохновитель, или музагет философии; оттого Сократ и определял последнюю как"заботливую смерть". Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг.

Шопенгауэр. Кто из нас не встречал людей, которые руководствуются лишь внешним, стремятся к накоплению материальных благ и настолько.

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти.

Но достигают они этой цели в весьма различной степени, и бесспорно, что одна религия или философия больше, чем другая, рождает в человеке способность спокойно глядеть в лицо смерти. Оттого в Индии и царит такое спокойствие и презрение к смерти, о котором в Европе даже понятия не имеют. Поистине, опасное дело — с юных лет насильственно внедрять человеку слабые и шаткие понятия о столь важных предметах и этим отнимать у него способность к восприятию более правильных и устойчивых взглядов.

ШОПЕНГАУЭР

У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти. Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или по крайней мере некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас и которые не нужны и недоступны животному. Всё, что рождается, уже приносит его с собою на землю. Но страх смерти … не что иное, как оборотная сторона воли к жизни, которую представляем все мы.

Оттого всякому животному одинаково прирожденна как забота о самосохранении, так и страх гибели; именно последний, а не простое стремление избежать страданий, оказывается в той боязливой осмотрительности, с какою животное старается оградить себя, а ещё более своё потомство, — от всякого, кто только может быть ему опасен. Величайшее из зол, худшее из всего, что только может грозить ему, это — смерть; величайший страх — это страх смерти.

ближе Августину, Ландсбергу, Марселю. Для Шопенгауэра тождество страха и желания са- моочевидно: «Априорный страх смерти– лишь обратная.

Ирвин Ялом - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти Через несколько месяцев после окончания терапии Бернис приснился любопытный кошмар, который очень обеспокоил ее. Она попросила о консультации. Рассказ о сне Бернис прислала мне по электронной почте. Меня преследует страшный аллигатор. И хотя я могу спастись от него в воздухе я почему-то могу подпрыгивать на несколько метров , он не отступает. Он находит меня, где бы я ни спряталась.

Смерть как нравственный идеал в философии А. Шопенгауэра

Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа Здесь выложена бесплатная электронная книга Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа автора, которого зовут Шопенгауэр Артур. Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Рассмотрим, как отвечали на этот вопрос некоторые мыслители Запада. По мнению Артура Шопенгауэра, страх смерти исходит из того, что человек.

Но пока она не вернется к ней, ее желания беспредельны, ее притязания неисчерпаемы, и каждое удовлетворенное желание рождает новое. Нет в мире такого удовлетворения, которое могло бы утишить ее порывы, положить конец ее вожделениям и заполнить бездонную пропасть ее сердца. И при этом обратите внимание на то, в чем обыкновенно состоит для человека всякое удовлетворение: Все в жизни говорит нам, что человеку суждено познать в земном счастии нечто обманчивое, простую иллюзию.

Для этого глубоко в сущности вещей лежат задатки. И оттого жизнь большинства людей печальна и кратковременна. Сравнительно счастливые люди по большей части счастливы только на вид, или же они, подобно людям долговечным, представляют редкое исключение, для которого природа должна была оставить возможность, как некую приманку. Жизнь рисуется нам как беспрерывный обман и в малом, и в великом. Так обманывает нас то надежда, то ее исполнение.

Если жизнь что-нибудь дает, то лишь для того, чтобы отнять. Очарование дали показывает нам райские красоты, но они исчезают, подобно оптической иллюзии, когда мы поддаемся их соблазну. Настоящее поэтому никогда не удовлетворяет н, а будущее ненадежно, прошедшее невозвратно. Вот почему время и служит априори необходимой формой всех наших восприятий:

Ирвин Ялом - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти

Запрашиваемая вами страница удалена или перемещена Не отчаивайтесь. Впишите вставьте название документа или интересующие вас ключевые слова в поисковую форму и нажмите кнопку"Поиск", либо воспользуйтесь навигационным меню в левой колонке.

Источник Шопенгауэр А. Мир как воля и представление, Т.2 / Пер. с нем. . Поистине, страх смерти не зависит ни от какого знания: ведь животное.

, 24О ничтожестве и горестях жизни. В его трудах меня привлекла именно эта тема. Пессимистическое восприятие мира просматривается практически во всех работах этого талантливого философа. В своих работах Артур Шопенгауэр пишет о том, что людская жизнь - это сплошные страдания и разочарования, что наше рождение и земное существование — есть некая кара, а смерть — лучшее, что может быть для человека. Меня как сторонника более оптимистического восприятия мира заинтересовало, что же побудило Шопенгауэра считать наш мир и нашу жизнь такими жалкими, почему он говорит о том, что лучше вовсе не родиться, чем жить в таком мире.

Также меня заинтересовали его размышления о смерти, о том, что она не так страшна, как люди себе ее представляют.

Артур Шопенгауэр. Смерть и ее отношение к неразрушимости нашего существа - файл 1.

Едва ли даже люди стали бы философствовать, если бы не было смерти. Поэтому будет вполне естественно, если специальное рассмотрение этого вопроса мы поставим во главу последней, самой серьезной и самой важной из наших книг. Животное проводит свою жизнь, не зная собственно о смерти; оттого животный индивидуум непосредственно пользуется всей нетленностью своей породы: У человека, вместе с разумом, неизбежно возникла и ужасающая уверенность в смерти.

Но как вообще в природе всякому злу сопутствует средство к его исцелению или, по крайней мере, некоторое возмещение, так и та самая рефлексия, которая повлекла за собою сознание смерти, помогает нам создавать себе такие метафизические воззрения, которые утешают нас в этом и которые не нужны и не доступны животному. Подобное утешение составляет главную цель всех религий и философских систем, и они прежде всего представляют собою извлеченное из собственных недр мыслящего разума противоядие против нашего сознания о неизбежности смерти.

Шопенгауэр объединил философию Канта с древнеиндийскими учениями и пришел к выводу, что смерти нечего бояться, потому что.

Кто познал всю полноту жизни, тот не знает страха смерти. Страх перед смертью лишь результат неосуществившейся жизни. Франц Кафка Смерть — важнейший фактор человеческого существования. Только вглядываясь в лицо смерти, мы начинаем любить жизнь. Если бы не было смерти, жизнь была бы бессмысленна. В древнегреческой мифологии самое страшное к чему боги могли приговорить человека, - это бессмертие. Что может быть страшнее бессмертия? Хотя в тысячах книг, романов, трактатов бессмертие приносилось как главная мечта человечества.

Человек единственное существо на Земле, которое боится смерти. Ибо природа наделила человека сильным разумом. В этом смысле человек - самое несчастное животное, поскольку заранее знает о своей будущей гибели. Но в то же время это даёт огромное преимущество, поскольку смерть организует человеческую жизнь, заставляя человека искать смысл, оправдывать перед самим собой своё существование. Шопенгауэр страх людей перед смертью объясняет всё той же всесильной волей к жизни.

Смерть И Ее Отношение К Неразрушимости Нашего Существа

Смерть приходит за Артуром Шопенгауэром То, что в скором времени мое тело станут точить черви, я могу вынести; но то, что профессора то же самое проделают с моей философией, — приводит меня в содрогание []. Он встретит смерть с той же бесстрашной ясностью, которая сопровождала его всю жизнь. Он ни разу не дрогнет перед ней, ни разу не попытается укрыться под спасительным пологом религий, до последней минуты сохраняя холодное мужество рассудка.

С помощью разума, скажет он, мы впервые открываем для себя смерть: С помощью разума мы однажды приходим к заключению, что смерть есть прекращение сознания и необратимое уничтожение человеческой личности.

Смерть (ги бель, кончи на) — прекращение, полная остановка биологических и физиологических процессов жизнедеятельности организма. В медицине изучением смерти занимается танатология. В естественной среде после смерти тела умерших организмов Появляется страх перед самим упоминанием смерти, эта тема.

Генрих Флорис Шопенгауэр, отец Артура, унаследовал большую часть состояния своего отца и деда и с честью поддерживал репутацию семейства. Генрих Флорис был не только горячим патриотом и удачливым коммерсантом, но и человеком всесторонне образованным. В тридцать восемь лет он женился на восемнадцатилетней Анне-Генриетте Трозинер, дочери уважаемого, хотя и небогатого, данцигского ратмана. В году Данциг подвергся блокаде со стороны королевских прусских войск. В марте, за несколько часов до вступления в город пруссаков, Шопенгауэры выехали из Данцига в Гамбург.

Отец Шопенгауэра, стремясь дать Артуру хорошее образование, отправил девятилетнего сына во Францию к своему хорошо знакомому, гаврскому купцу Грегуару. Мальчик обучался у лучших преподавателей города. Когда Артур возвратился морем из Гавра в Гамбург, он прекрасно говорил по-французски, но на родном немецком изъяснялся с трудом. В одиннадцать лет Артур поступил в частную гимназию некоего Рунге, в которой воспитывались преимущественно дети коммерсантов.

Весной года Шопенгауэры отправились в длительное путешествие. В Англии они пробыли около полугода.

Артур ШОПЕНГАУЭР Мир как воля и представление